travel

Отпуск в Ницце — ехать, ехать и еще раз ехать

Играл диск Брюса Спрингстина, я лежала на кровати и смотрела, как за кухонным окном колышется высокая липа. Было около половины шестого вечера. Странное пограничное время дня, когда вдруг мысленно возвращаешься в детство — только там было место этому удивительному летнему ничегонеделанью, не привязанному к уборке, готовке еды и другим «взрослым» заботам. На вешалке висел мокрый купальник, на спинках стульев сохли пляжные полотенца. В чемодане на полу — месиво из мятых маек и джинсовых шортов. Я потянулась под белой простыней, отложила книгу. В комнате мерно гудел вентилятор. «Через полчаса можно спуститься в тот маленький ресторанчик и взять бо бун навынос». И мы спустились. И взяли бо бун. И пошли на пляж через бар, где бокал просекко стоит три пятьдесят в happy hour. А в начале восьмого уже сидели на гальке, глядя на море. Искупались и поужинали, держа коробки с лапшой на коленях. Такой я хочу запомнить Ниццу. Такой я ее запомню.

После июльских событий меня не раз спрашивали, поедем ли мы все-таки отдыхать в Ниццу или сдадим билеты и отменим бронь жилья? Оказалось, что все, кроме нас с Клеманом, поставили этот отпуск под сомнение. 14 июля, когда грузовик катком проехался по Английской набережной, у нас уже несколько недель как все было спланировано на август. И отменять ничего мы не собирались. Это был третий удар по Франции всего за полтора года. Снова шок. Только теперь (уже, к сожалению) с другим оттенком.

Невозможно никак предугадать, где что-то случится в следующий раз. Взрыв, поножовщина или сумасшедший за рулем автомобиля — нельзя застраховать себя ни от чего. У нас, например, были билеты на концерт Рианны на Стад де Франс в конце июля, и если бы не получилось продать их, мы бы все равно пошли. Хотя, для многих, наверное, самым логичным решением было бы НЕ делать этого после всего, что случилось на Стад де Франс в ноябре. Но мы продали билеты не по этой причине, а потому что в тур не поехал the Weeknd.

К чему я все это.

Только после трагедии в Ницце я поняла, о чем талдычили все это время французы, повторяя «Мы не боимся, мы не боимся». Страх — парализующее чувство. А в ситуации, когда ты даже не знаешь, чего именно бояться, оно парализует вдвойне. Променять ежедневные маленькие радости на чувство постоянной опасности для французов означает лишить себя ощущения самой жизни. Поэтому, когда в Ницце случилось то, что случилось, мы с Клеманом ни секунды не сомневались, что обязательно поедем. Это город-радость, город-счастье, город-беззаботность, город-солнце, несмотря ни на что. И на фоне того, что огромное количество туристов как раз таки отказалось проводить там отпуск, нам наоборот хотелось поддержать Ниццу своим присутствием. В этом году действительно чувствовалось, что людей меньше. Париж тоже очень сильно опустел после ноября. Но ненадолго. И Ницца тоже придет в себя.

Я знаю, что уже ничто не будет прежним. Такие события — это не стихийные бедствия, неподвластные человеку. Это гораздо хуже, потому что именно человек причиной всему. Дерьмовый мир нам с вами достался. Впрочем, мы же его с вами и слепили. Не за неделю, конечно. Но тем не менее. Все, что происходит в Украине и в мире последние несколько лет, напоминает мне медленно тонущий корабль, на верхней палубе которого отчаянно играет оркестр. Потому что если не сейчас, то уже никогда. И все чаще я вспоминаю и прижимаю к сердцу слова мадам Помпадур «После нас хоть потоп». Не в том смысле, что мне плевать, если вдруг я своими действиями или словами прожгу еще одну дыру в этом и без того дырявом мире, а в том, что очень остро чувствуется, какая моя жизнь маленькая и хлипенькая. Не хочется тратить ее на препирания и ненависть, на глупые обязательства и оправдания. Хочется выжать из нее только удовольствия и любовь, только счастье и доброту. Потому что «потоп» в наших реалиях может наступить хоть завтра, хоть прямо сейчас. И что после него — уже неважно. Потому что и нас с вами после него тоже не будет.

Так что мы поехали в Ниццу и были там очень-очень счастливы.

Жилье мы нашли через abritel.fr  в одном из постов я уже, кажется, упоминала этот сайт. Кто подписан на меня в Instagram, знают, как сильно я радовалась нашей квартире. Большая кухня-столовая, спальня и маленькая гостиная разделены аркой, вид из окна прекрасный, очень тихое, спокойное место на возвышении, в двух шагах от кладбища (как бы это ни звучало), рядом с церковью — когда утром и днем звонили колокола, смешиваясь с  шумом ветра в деревьях, я каждый раз замирала, покрываясь мурашками) Отдельный бонус — ежедневно приходилось ходить вниз-вверх на пляж и обратно раз по шесть в среднем. Так что свой ворк-аут, помимо плавания и пеших прогулок как таковых, я за время отпуска выполнила и перевыполнила))

Я не люблю кладбища и добровольно не пойду туда «гулять». Я ни разу не была на Пер-Лашез, и романтичная атмосфера бренности бытия с надгробиями, сияющими в лучах солнца/блестящими под дождем, вообще меня не трогает. И в Ницце, даже несмотря на то, что мы жили рядом с кладбищем, которое котируется как местная достопримечательность, я туда тоже не ходила. Зато открыла для себя новую дорожку, ведущую мимо него к Chateau de Nice и высокому парку: по аллее François Aragon. В прошлом году мы здесь не были, поэтому все виды на старый город и его крыши были для меня в какой-то степени новыми и в полной мере захватывающими.

Вид на порт, до которого год назад я тоже так и не добралась, и потом кусала локти. После Биаррица, на самом деле, здесь было на чем остановиться глазу, помимо воды и неба. Я очень люблю Ниццу за эту ее выразительную многослойность — архитектуру, краски, изгиб береговой линии, цвет воды, лица людей и уютную ветхость, которой пропитан старый город. Несмотря на обилие сувенирных лавок и туристических ресторанов, от этого легко абстрагироваться. По крайней мере, мне лично.

В этом году из Ниццы я увезла только марсельское мыло с разными ароматами. Как-то переболела уже обязательным пунктиком купить что-то существенное, что проживет долго и будет напоминать о поездке. Знаю по себе, что мне не нужны подобного рода катализаторы воспоминаний — я легко погружаюсь в отдельные моменты из прошлого. Наверное, это одна из причин, почему я пишу. На рынке Салея в Ницце я даже барахолку в этот раз не снимала — сколько можно уже :))) Единственное (из нового), что очень понравилось в этом году, — маленький рыбный рынок на площади Saint François. Совсем нетуристический, гораздо более реальный и спокойный, чем Салея.

Одним большим разочарованием стала новая индустриальная конструкция в порту. Я не совсем поняла, что это — какая-то угольная установка, что ли (на фотографиях ее нет). Вроде бы, и не слишком отяготила сам пейзаж, но тем не менее, порт потерял весомую часть своего тихого шарма. В прошлом году здесь уже была стройка, но я и представить не могла, чем она увенчается. Мы тут каждый вечер гуляли вдоль яхт, любовались цветными лодочками. Не хочется кряхтеть по-старчески, но я расстроилась, что за год тут случились изменения))

Кстати, я вывела для себя простую формулу, кому Ницца подходит, а кому нет: спросите себя, смущают вас полотенца и простыни, свисающие из окон, или не смущают. Не количеством туристов, не ценами и не жарой надо измерять это, а именно бельевыми веревками. Потому что если они вам не очень, то и сама Ницца «не зайдет». Для меня в этом и есть характер города — его искренние черты. А после того, как кто-то в инстаграме написал про «трусы из окон», я вдруг поняла, что Ницца вполне может не нравиться людям и по другим причинам, кроме «русских» и прочей классики.

Как и год назад, мы проводили все дни на пляже Castel (группа фото выше). На мой взгляд, самый уютный на всей береговой линии. В отпуске мы пользуемся только бесплатными городскими пляжами, в Ницце каждый из них соседствует с платными — через один, как «зебра». Полдня на лежаке, под зонтиком и с полотенцами стоит около 16-18 евро. Я вполне могу без этого всего обойтись. Даже не в целях экономии, в первую очередь, а потому что для меня лежать на гальке, вместо шезлонга, — это не минус комфорту, а самое обычное дело.

Я честно пыталась полюбить площадь Массена и городской парк Promenade du Paillon, но все равно чувствовала себя здесь, как на раскаленной сковородке. Не могу я блокировать дискомфорт от жары, никак. Две вылазки в эту часть Ниццы были для меня невыносимыми. Тенистый старый город же, напротив, успокаивал и дарил ощущение покоя. Особенно если я шла в сторону пляжа. Вприпрыжку. Считая метры до линии воды.

Если вы никогда не купались после заката, то вы officially crazy)) Это одно из самых замечательных ощущений в мире. Вода теплая, как одеяло. А на берегу ждет холодное вино (это если вы хорошо подготовились, конечно). Pizza Pili или лепешки Socca (с фруктами и овощами, которые вы утром купите на рынке) сыграют роль быстрого ужина. Каждый наш день в Ницце заканчивался примерно таким сценарием. Мы сидели на пляже и смотрели, как небо из розового становится синим, а потом совсем теряет цвет в черноте ночи. Около одиннадцати мы, наконец, направлялись в сторону дома и по пути брали по шарику мороженого в Fenocchio. И медленно-медленно поднимались все выше и выше по улицам старого города. А потом крепко-крепко засыпали, чтобы утром откусить новый кусочек отпуска.

Такой я запомню Ниццу. Распластанный бирюзовый блин Средиземного моря, которое жмется к берегу белой кромкой. Город в золотом свете фонарей. Выброшенный кем-то на улицу ящик со старыми постерами, книгами, фотоальбомами и открытками — и мы, склонившиеся над ним в поисках сокровищ. Дома с человеческими лицами, покрытые морщинами времени. Облущенные ставни и узкие улицы шириной в объятие. Сто оттенков синего и сто оттенков розового в зеркале воды. И один белый камушек, вылепленный по форме моей ладони. Такой я запомню Ниццу.

Фото: spirit-of-paris.me

Читайте также: