interview

Зачем мы делаем татуировки — из первых уст

«Ну что, красным цветом бьем, как и договаривались?» — невозмутимо спрашивает меня татуировщик, к которому я приехала теплым летним вечером около трех лет назад, чтобы набить три слова на русском языке. «Угу, красным. Ну и во всю спину. Дракон все-таки, ну», — невозмутимо подыгрываю я. «И что вы все вечно про дракона шутите?» — смеется Сергей, который через полчаса оставит на моем левом предплечье изящную черную отметину НА_ВСЮ_ЖИЗНЬ.

Именно вот это «НА_ВСЮ_ЖИЗНЬ» пугало меня раньше, когда я видела чьи-то забитые «рукава», чьи-то неудачные, корявые татуировки, сделанные по глупости, или просто совершенно трешевые рисунки, которые через пять-десять лет будут выглядеть, как немодный костюм. И, естественно, именно и только это «НА_ВСЮ_ЖИЗНЬ» в свое время подтолкнуло меня к тому, чтобы набить надпись из трех слов. С тех пор я понимаю, что такое точка отсчета в виде татуировки. Для меня это как запечатать очень важное чувство, которое ты хочешь пронести с собой через всю жизнь. Кто-то носит украшения со смыслом или талисманы, а для меня крайне важно было «надеть» что-то такое, что неразрывно будет со мной всегда. Важно было знать, что я ни-ког-да это не потеряю. Не потеряю во всех смыслах.

«Зачем пачкать чистое тело?» «Ну и как ты будешь выглядеть со своими татуировками, когда тебе будет 70?» — это, наверное, два самых популярных «аргумента» от противников тату. Раньше и я так думала. А потом… повзрослела. Я не считаю, что татуировка, если она красивая и качественно сделана, портит тело. Очень даже наоборот. И теперь мне очень смешно слушать, как кто-то рассуждает о старости в таком ключе. В свои 70 я буду просто красивой пожилой женщиной с морщинами и татуировками. Сейчас у меня их две. Вторую, не менее важную, чем первую, я сделала за день до вылета из Киева в Париж буквально две с половиной недели назад.

Идею крупного цветного рисунка на теле я вынашивала уже давно. Сначала это было не более, чем «мне очень нравится, как это выглядит на других». Но набить себе что-то просто для красоты – это немного не моя история. Так что я ждала подходящего момента – когда ударит молния, или пойдет снег в июле. Ну так, чтобы это наверняка был знак. И дождалась. Теперь на моем правом предплечье красуется мальва – один из украинских национальных символов (загуглите сами, что именно он означает).

О Рите Золотухиной (VK, Facebook, Instagram), которая разработала для меня эскиз и набила цветок на моей руке, я узнала совершенно случайно, пока делала маникюр в G.Bar: увидела ее работы сразу на двух девушках и тут же влюбилась в оттенки, технику, стиль. Еще через пару недель я сидела у Риты в кресле – в студии «Империя тату» на Владимирской, 6. Говорят, человеку в жизни нужно обязательно найти своего идеального дантиста и адвоката (ну или кого там еще). Точно так же, если ты собираешься делать первую/вторую/седьмую татуировку, крайне важно найти человека, с которым тебе будет комфортно и приятно. Кажется, я своего нашла. Рита – нетипичный татуировщик во всех смыслах. То, как она говорит, как рисует, как работает и как относится к своему делу, очень располагает к себе, вызывает восхищение и заставляет иначе посмотреть на искусство татуировки в принципе.

Итак, знакомьтесь: Рита Золотухина или коротко – Rit Kit.

Рита, кто ты по образованию, и как в твоей жизни вообще появилась татуировка?

Я с детства училась в художественных школах, ходила на частные уроки по рисованию. Позже, когда встал вопрос, какое высшее образование получать, я пошла в архитектурный – единственный ВУЗ с художественным уклоном в Донецке, где я родилась. В самом начале поняла, что это немного не мое – слишком много инженерии, физики, а мне все-таки больше хотелось рисовать. Ну а после того, как получила диплом, возник вопрос, как, наверное, и у большинства, что делать, куда дальше двигаться? Тут как раз случился внеплановый переезд в Киев, и здесь я решила, что здорово было бы заняться татуировкой. Я уже достаточно давно об этом задумывалась, и было много идей, которые интересно было воплотить. Вот в июне будет 2 года, как я живу в Киеве, а татуировкой занимаюсь уже года полтора – практически сразу с момента переезда.

Ты вращаешься в этой среде – какое образование у мастеров тату, в основном? Насколько много людей приходят в эту сферу уже с неким базисом в виде художественной школы или чего-то подобного?

В общем-то, по работам мастера сразу все видно. И в большинстве случаев, точнее – почти у всех хороших мастеров, художественное образование есть (не обязательно диплом ВУЗа, но какой-то фундамент в принципе). А так – многие считают, что можно взять машинку, научиться что-то ровно делать, и этого будет достаточно.

Расскажи, как ты училась татуировке?

В Киеве я ходила по салонам с эскизами. В «Империю тату» меня приняли без опыта, без машинок, вообще без ничего. Мне повезло, потому что здесь были очень хорошие ребята, которые позволяли работать на их оборудовании. Учила меня Оля Григорьева, прекрасный мастер. Сначала я приводила своих друзей, делала им какие-то небольшие татуировки, постепенно начала делать все более крупные и серьезные работы. Потом накопила на очень хорошую машинку – не покупала изначально никакого китайского оборудования, на котором обычно учатся новички. И потом дело пошло еще быстрее, ведь очень многое зависит именно от инструмента: на мой взгляд, любой человек для своей профессии должен использовать только самое лучшее.

*О том, что Рита занимается татуировкой всего полтора года, я узнала уже сидя в кресле с закатанным рукавом. Мне как человеку, который не понимает всех тонкостей техники и не умеет рисовать даже на бумаге, кажется, что всю жизнь нужно учиться для этого. Можете себе представить выражение моего лица, когда Рита показала мне свою первую цветную работу на коже — на фото выше.*

В каком стиле ты работаешь? Что любишь делать? И за какими татуировками к тебе стоит идти?

В принципе, с самого начала я работаю в достаточной узкой тематике – мне очень нравится растительность в акварели. На мой взгляд, флора – это такая тема, которая, вряд ли, кому-то надоест. То есть, это не имя, не портрет, а кусочек природы. Это очень интересно выглядит, и мне лично нравится, как растения сочетаются с кожей человека. Сейчас мне, наверное, больше всего нравится делать какие-то цветочные композиции.

А что ты откажешься набивать? На что скажешь «нет»?

В основном, мне пишут по моему профилю. Надписи и иероглифы уже не просят. И такое я, конечно, откажусь набивать, потому что знаю – можно пожалеть об этом. В целом, важно видеть человека и знать его мотив.

А люди зачастую рассказывают тебе о смысле рисунка, который хотят? Или просто пишут «Здрасьте, Рита! Я хочу вот помидор себе набить», например?

Я стараюсь не спрашивать, почему именно это, почему именно то. Если человек сам рассказывает, то мне интересно узнать. Особенно если это не просто «я хочу себе цветок», а вкладывают в это какой-то смысл.

Как ты думаешь, зачем вообще люди сейчас делают татуировки? На мой взгляд, уже нельзя сказать, что это прям некая субкультура. Среди моих знакомых есть и офисные работники, и вполне консервативные люди по натуре, но татуировка есть чуть ли не у каждого второго. Это необязательно что-то цветное или крупное – от быстро проходящих трендов в виде звездочек и до крохотных интимных надписей на ребрах. Выходит, это дань моде?

Я тоже об этом думала. И знаешь, за последние несколько лет вся индустрия очень развилась, появилось очень много хороших мастеров, много хорошего оборудования. То есть, сейчас татуировка, в сравнении с татуировкой 5 лет назад, это кардинально разные вещи. И люди сейчас видят, что можно набить что-то красивое. То есть, татуировка – это не обязательно какой-нибудь череп, условно. Каждый человек хочет себя украсить, для этого мы покупаем красивую одежду, и татуировка – это нечто подобное. Кроме того, для многих людей это своеобразная точка отсчета.

Слушай, а что в татуировке уже однозначно прошлый век? Черепа?

Ну вот какие-то совсем трешевые темы, вроде иероглифов или котиков на пояснице. Раньше это набивали, потому что не было материалов, чтобы изобразить что-то сложнее. Сейчас уже есть все нужное, поэтому люди знают, что можно сделать что-то получше, покачественнее. А черепа, паутина и прочее – это всегда будет, это определенный стиль, кто-то его придерживается. И это тоже довольно красиво.

В продолжение того, что татуировка сейчас это больше украшение, а не обязательно твой знак зодиака или что-то в таком духе, соответственно – ее все чаще показывают, а не скрывают. На каких частях тела ты чаще всего делаешь татуировки девушкам, например?

Предплечье, наверное, одно из самых популярных мест. Часто девушки, наоборот, хотят себе что-то на ребрах – что-то для себя. Или на внутренней поверхности плеча, чтобы не видеть рисунок каждый день, чтобы он не надоел. На ногах – немножко реже, но в общем, район икры – это тоже популярное место. Ступни иногда. А вот на шее, например, я ни разу не делала.

Это принципиально для мастера – где именно бить? С позиции человека, у которого машинка в руках? Нам-то все равно везде больно – где-то более, где-то менее))

Конечно, есть места, где бить в два раза сложнее, в два раза дольше. Например, на ребрах сложно. Потому что там кожа растягивается. Сначала ты смотришь на рисунок, а когда человек ложится, он становится уже в два раза больше. То есть, нужно в два раза больше времени. Предплечье, наоборот, это одно из самых удобных мест. Но и здесь тоже нужно разбирать по кусочкам. В любом случае, я не откажусь, если человек захочет татуировку там, где мне неудобно делать. Просто это будет сложнее и дольше.

Есть такое расхожее мнение (и я его тоже придерживаюсь), что мастера татуировки – люди зачастую закрытые, и в их личное пространство довольно трудно пробиться. А ведь для человека, который хочет сделать татуировку осмысленную, очень важно, чтобы с мастером возник контакт, чтобы с ним приятно было провести несколько часов. В конце концов, это очень интимный процесс, когда тебе в кожу загоняют нечто гораздо большее, чем просто краска. Я связывалась с несколькими мастерами до того, как нашла тебя, и от всех в итоге отказалась, потому что мне было неприятно уже даже на этапе онлайн-общения. Как будто человек делает мне одолжение – мол, ну приходи, чего уж там… Ты согласна с тем, что мастер тату – это, скажем так, определенная порода людей?

Конечно, тут есть своя специфика. Каждый день ты общаешься с кучей новых людей, и к каждому нужно найти подход. И в принципе, мне кажется любая профессия, связанная с человеческим общением, – это определенный риск. И татуировщик, и врач… Когда я училась, нам говорили, что архитектор – это не только художник и инженер, он должен быть еще и психологом и так далее. Точно так же и татуировщик. Нужно, конечно, найти общий язык с человеком. И я часто слышу, как говорят, что некоторые мастера высокомерные, надменные. Я лично мало с кем общаюсь, но в общем понимаю, что когда двадцать раз в день пишут с одним и тем же вопросом, например (а ведь люди редко описывают конкретную идею или эскиз – часто просто спрашивают что-то абстрактное), или когда пишут что-то неприятное, то все-таки немножко нервы сдают.

Бывает, что люди говорят что-то неприятное?

Бывает, конечно. Если отказываешься делать эскиз, например. Или если долго его не делаешь. Но я с этим редко сталкиваюсь, у меня все полюбовно получается.

А для тебя есть отличие между людьми, у которых есть татуировки, и теми, у кого нет? Я когда-то смотрела фотоотчет с фестиваля тату в Штатах, и один молодой человек (сам мастер, забитый с головы до ног) сказал: «Я меньше доверяю тем, у кого татуировок нет, чем тем, у кого они есть». Для тебя есть разница в этом плане?

Я, конечно, не вешаю ярлыков на людей, исходя из того, есть у них татуировки, или нет. Но замечаю, что почти у всех моих знакомых они либо уже есть, либо их хотят сделать. И никто в моем окружении не относится к ним скептически, с пренебрежением, никто не говорит «фу, какая гадость» и тому подобное. В этом, на мой взгляд, и есть различие – не в отношении к самим татуировкам, а к окружающему миру в принципе. Люди с тату более открытые, у них более широкие взгляды. И наоборот — если кто-то осуждает человека за татуировку, то, конечно, это тоже определенная характеристика.

Рита, перейдем к моей любимой части интервью: расскажи, пожалуйста, про эту потрясающую технику с переносом отпечатка листьев растений на кожу. То есть, можно сказать, что это твоя оригинальная авторская задумка? Казалось бы, идея лежит на поверхности. Но я ни разу не видела ничего подобного, хотя, растительную тему я копала, прежде чем выбрать татуировку для себя. Например, отпечаток листочка клевера я никогда не видела, хотя сама по себе татуировка достаточно популярная.

Я тоже нигде такого не видела. Так что не скажу, что где-то это подсмотрела – сама придумала. Но не удивлюсь, если где-то кто-то тоже таким занимается, ведь идеи витают в воздухе. Для меня это своего рода следующий шаг в растительной тематике – рисунка мне уже не хватает, нужно что-то еще. Я очень воодушевилась, когда это придумала. Все было довольно рискованно с самого начала, потому что о результатах этих отпечатков никто не знал. Сейчас эти работы редко заказывают, но я всегда их очень жду.

А ты когда-нибудь слышала критику в адрес своей работы? Техники, например, стиля, оттенков? Или это не принято в вашей тусовке?

Нет, конечно, принято обсуждать работы друг друга. Но в тусовке татуировщиков я как-то стою отдельно. Разве что, когда я начала делать вот эти отпечатки, это восприняли и хорошо, и немного в штыки – как все необычное. Подтрунивали надо мной – мол, где же я буду находить растения зимой. Хотя, сейчас у меня есть целый запас гербария. Ну или какие-то шутки в стиле «Опять, Рита, свою петрушку делаешь?»)) Но это все по-доброму, критики не было.

А какую самую необычную татуировку ты делала?

Наверное, одна из самых необычных идей – это крупная ивовая ветка у девочки на ноге. Это тоже отпечаток. Я оборвала все ивы на пейзажке, пока нашла нужный фрагмент. Было сложно и переводить, и набивать такой огромный рисунок. Мы делали два эскиза и дважды переводили. Это вообще одна из моих самых любимых татуировок, очень нравится, как она смотрится.

А вторая необычная работа – это вот эта палочка…

Я как раз хотела спросить про нее – как она мне нравится! Что это означает, скажи, пожалуйста?

Счастье и долголетие. Это одна из самых спонтанных и самых любимых моих татуировок. Мы просто утром созвонились с моим другом и решили вечером что-то набить. А что – неизвестно. Мне захотелось сделать что-то такое абстрактное, и другу рисунок очень понравился. Все очень быстро произошло. Потому что обычно я рисую эскиз очень долго – месяц или два…

*И в этот момент я поняла, как мне крупно повезло успеть сделать свою мальву до отлета. Рита отрисовала ее за неделю.*

Во-первых, потому что у меня всегда есть очередь, в любом случае. А во-вторых, я почти никогда не рисую ничего с первого раза. Твоя мальва у меня тоже есть в нескольких вариантах. В основном, в эскизе главное – композиция, и ты над ней очень долго работаешь, чтобы она хорошо смотрелась на определенном участке тела. Когда я прорабатываю композицию, перерисовываю эскиз несколько раз, а потом уже делаю чистовик. Если он мне нравится, рисую его заново. То есть, обычно за одним эскизом стоит где-то пять-шесть набросков. Бывает такое, что просто рисунок ждет – я откладываю его и возвращаюсь к нему позже.

Ты никогда не повторяешь рисунки? То есть, если тебя попросят сделать такую же татуировку, как ты уже била кому-то, ты не будешь ее еще раз делать?

Нет, конечно. Даже мысли такой нет, чтобы у двух людей был одинаковый рисунок.

А какая работа была самой сложной? Потому что в моем представлении лошади, твоя первая работа, – это очень сложно. Так что уж и не знаю даже.

Очень легко могу ответить на этот вопрос: самая сложная – это Климт, конечно. Это было просто безумие. Мне повезло, потому что ее захотел сделать мой друг. А я тогда еще не очень долго занималась татуировкой. И эту работу я делала в течение восьми сеансов. Не столько из-за того, что не было времени, а потому что я параллельно еще училась, старалась не спешить. Все работы, которые я видела до этого, другие варианты Климта на коже, были или слишком упрощенные, или слишком желтые. А я хотела очень точно все передать, так что почти каждое воскресенье в течение двух месяцев я по кусочку набивала ее. Это, наверное, как мой настоящий ребенок.

Недавно я посмотрела на эту татуировку, уже зажившую, и она в принципе выглядит так же, как и в начале. Сейчас мы хотим добавить еще черный контур, потому что она такая пастельная, нежная – немного сливается с кожей. Вспоминаю, как делала ее, и у меня какой-то холод внутри. Сейчас даже не знаю, взялась бы я за такое…

Какая смелая ты была!

Отчаянная!

Многие люди хотят татуировку, но боятся ее делать – можешь в двух словах успокоить всех сомневающихся?

Сейчас бояться, наверное, нечего. Особенно если идешь в салон – здесь почти сто процентов, что все будет в порядке. Мы очень следим за стерильностью, естественно, все обрабатываем, все одноразовое и так далее. Зная по себе, так как я сама очень трусливый человек в плане стерильности и дезинфекции, я тысячу раз все обработаю, прежде чем что-то делать. Ну и сейчас уже все технологии дошли до того, чтобы сделать все безопасно. И на дому ответственные ребята работают точно так же. На самом деле, здесь все зависит от сознательности мастера: нормальный человек понимает, что он все-таки делает какую-то рану на коже. Соответственно, он и дома у себя все отлично обустроит.

Ты знаешь, весной я была в Украине и хотела делать малюсенькую татуировку, надпись из 4 букв (хорошо, кстати, что не сложилось). Короче, я связалась с мастером, а он говорит – я приезжаю на дом. И я задумалась — то есть, как это? Он что, приедет со всем своим оборудованием ко мне на кухню? И будет, что ли, в моей кухне бить мне татуировку? Между стиральной машиной и газовой плитой? Я человек очень брезгливый, и для меня крайне важно, чтобы все было чисто. Но даже я немного обалдела, глядя на то, как ты заматываешь все пленкой. Думала – сейчас и меня замотаешь)) То есть, нормально ли это, когда мастер тату говорит – я приеду к вам домой?

Нет. Не скажу, что это нормально. Конечно, мастера ездят по фестивалям, путешествуют в другие страны. И в целом, любой мастер может собрать свое оборудование в чемоданчик и передвигаться с ним. Но если ты живешь в Киеве, работаешь в Киеве и при этом ездишь на дом делать татуировки, это ненормально. Одно дело – выехать куда-то разово, а другое – выезжать к каждому клиенту. Это очень странно. Я не знаю ни одного мастера, кто так делает.

Я дам тебе номер телефона. Будешь знать.
А есть какие-то моменты в работе, чисто с технической точки зрения, которые обычному человеку не видны, но ты знаешь – вот это бы тебе еще подтянуть, вот этого тебе не хватает?

Конечно. В моем случае каждую следующую татуировку я делаю лучше, чем предыдущую. Все-таки, я занимаюсь этим всего полтора года, а это достаточно маленький срок. И между моими первыми работами и сегодняшними есть большая разница. В целом, каждому мастеру важно научиться делать плотный покрас и ровный контур, это самое важное. А дальше можно играть на этом уже как хочешь.

А насколько у тебя плотный график? Насколько вообще это изматывающая работа физически и морально? Потому что мне кажется – очень.

Да, очень. И я все-таки стараюсь, да и не то чтобы стараюсь – я просто не могу работать 9 часов в день, потому что это очень тяжело. Если пять дней подряд делать полноценные сеансы, так можно и с ума сойти. Буквально недавно я с двенадцати дня до восьми вечера делала маки с лавандой на руке у девочки. 8 часов. Это очень долго, потому что татуировка была достаточно большая, а я хотела ее за день закончить. Вечером пришла домой, упала на кровать и не вставала до утра. Это очень сложно. А в принципе я не могу сказать, сколько я работаю, потому что это непрерывный процесс: когда есть сеанс, я иду на сеанс, потом прихожу домой и делаю эскизы. В выходной просыпаюсь и тоже делаю эскизы. Ведь это тоже работа. Хотя, формально я понимаю, что рабочие часы – это только когда я прихожу в салон на сеанс.

В английском языке есть очень красивая формулировка – tattoo artist, а как правильно и красиво сказать это по-русски? Мастер татуировки? Художник тату?

Честно говоря, я даже не знаю, как правильно называть. Татуировщик, наверное, ближе к правде, ведь все-таки это не совсем художник. А от слова «мастер» у меня немного дергается глаз. Это для меня как что-то…

Как Мастер Йода.

Да, как будто сверхчеловек.

Татуировщик, значит, татуировщик. Как хочешь Рита, — добавила я про себя. Но для меня она все-таки художница. Самая настоящая. Просто есть живопись на холсте, а есть – на коже.

Я просидела в кресле у Риты целых пять часов.
С интервью мы уложились всего в 47 минут.
А моя мальва остается со мной НА_ВСЮ_ЖИЗНЬ.

Фото: личные страницы Риты Золотухиной vkontakte и на Facebookspirit-of-paris.me

Читайте также: