travel

Руан — соборы, хризантемы и одно большое пирожное

Единственный повод, по которому никому не лень вставать в шесть утра, — это поездка куда-нибудь. Помню, как нужно было зимой просыпаться в самую рань — за окном ночь, на термометре минус восемь, шлепаешь в ванную, продираешь глаза холодной водой… Первая пара в университете 😀 Повзрослела. Встать в полпятого, чтобы успеть на самолет? — ЛЕГКО! 😀 В семь тридцать в воскресенье уже быть на ж/д вокзале, чтобы поехать в Руан? — Запросто!

Я никогда не упоминала, где мы с Клеманом заказываем билеты: voyages-sncf.com, idtgv.com. Эти сайты полезны не только тем, кто живет во Франции, но и в принципе всем путешественникам, которые пересекают страну и не хотят лететь на самолете; и тем, кто приезжает сюда в отпуск. Поезда во Франции дорогие. Ценообразование такое же причудливое, как и на авиабилеты)) Чем раньше купил, тем больше сэкономил. Есть специальные предложения, дисконтные карты (к примеру, карта weekend — с ней по выходным ездить дешевле; или карта для тех, кому 27 и меньше, — с ней тоже можно прилично сэкономить). Мы с Клеманом довольно хаотично выбираем, куда поехать. В Руан собрались за пятнадцать минут — нам попался очень классный билет: поезд+автобус, на двоих в оба конца мы заплатили всего-навсего 30 евро. Укрзалiзниця, рыдай!

Итак, что смотреть и чем себя занять в Руане…

АББАТСТВО SAINT-OUEN

Я не верующий человек, поэтому католическая (да и в принципе любая церковь) представляет для меня исключительно эстетическую ценность и такой же интерес. И когда ты живешь в стране, где всех этих готических кружевных соборов — миллион и еще один, со временем глаз замыливается. Невозможно охать и ахать каждый раз, когда ты уже в принципе привыкаешь к остроконечным шпилям, ажурной лепнине и монументальности этих строений. В памяти выстраивается некий рейтинг — какой из них был самым высоким, какой — самый масштабный, ну и (что еще проще запомнить) — как я рядом с ним фотографировалась)) С аббатством Сант-Уэн история в принципе такая же: его я запомнила как громадную, мрачную, черную глыбу, покрытую налетом сырости, который давно уже не счищали. Помню его в тишине субботнего утра. Помню, как внезапно оно вынырнуло из-за угла пустынной улицы и обрушило на меня свою тень.

Единственное, что меня действительно поразило новизной внутри, это огромное, ничем не заполненное пространство. Фото выше, где я стою между рядами стульев, не передает пустоты, которая сквозит по обеим сторонам от боковых колонн. Дело в том, что, как правило, в католическом соборе вдоль стен обустроены часовни — глубокие ниши с изваяниями святых, свечами и иногда — кабинками для исповеди. А в аббатстве Сант-Уэн этого не было. Половина внутреннего помещения, где я стою, просто пустая. Пугающе пустая. Добавить сюда сумерки на улице, и стало бы по-настоящему жутко.

Но вместо сумерек все-таки было утро. А в скверике при аббатстве лежал ковер из листьев на ярко-зеленой траве. Почему самые счастливые моменты в жизни — именно вот такие? Незамысловатые, простые, эпизодические… Человек усложняет колоссальное количество своих собственных шагов, чтобы потом оглянуться и понять — да нет же, совсем не это было главное… Главное, как шуршали в тот день листья в Руане.

МУЗЕЙ ДРЕВНОСТЕЙ

Место, которое не все заценили в инстаграме)) Но которое очень сильно запомнилось мне лично. Музей древностей, внутрь которого мы не заходили, и в частности — его задний двор. Есть неуловимое очарование и особый дух в этих полуразрушенных статуях, громадных камнях, некогда служивших опорой или крепостью, и том, как природа кутает все это в бурые листья.

В инстаграме я уже говорила о том, что здесь было странное ощущение присутствия чего-то (вечно мне что-то чудится — как в Hotel Dieu :-D). Но ничего не могу поделать — I feel what I feel. Вообще так интересно — вход в музей отдельный, но на территории может гулять кто хочет. Я впервые встречаю такую концепцию. Причина тому — некоторые «экспонаты», которые стоят прямо под открытым небом. Например, огромный обломок каменной стены (ниже) или портал с колоннами, который явно служил входом куда-то снаружи; или каменные гробы (насколько я поняла — форма, во всяком случае, более чем характЕрная), которые стоят вдоль узкой тропинки. Очень интересное место.

БАШНЯ ЖАННЫ Д’АРК

Здесь есть исторические нестыковки, потому что: с одной стороны, вроде как, именно в здесь держали Жанну перед казнью; а с другой — говорят, держали не в этой башне, а в другом месте. Anyway. Стоит хотя бы зайти во внутренний двор, чтобы посмотреть на ров, окружающий ее. А еще меня всегда поражают малюсенькие, узенькие прорези в стенах — «окна». Как, должно быть, там всегда было темно. И сколько свечей извели, пока не научились управляться со стеклом))

RUE DU GROS HORLOGE

«Большие часы» и «улица больших часов» — явление довольно частое во французских городах. Первые городские часы — это же целое событие! В Руане они появились в конце 14го века, ребятки. Я знаю, такую информацию часто воспринимаешь как фон. А тем временем, то, что сегодня — уже куда более нормально и обыденно, раньше было чем-то диковинным и почти чудесным. Это даже не первая электрическая лампочка. А просто. Городские. Часы.

Не буду устраивать вам лекцию — если захотите, почитаете о них подробнее сами, с более приближенными картинками. Скажу только, что часы не так просты, как кажутся на первый взгляд: здесь и фазы луны указываются, и символов целый вагон. Главный из них — барашек, животное-символ Руна 🙂

Под часами находится невероятной красоты цветочная лавка. В отличие от стандартных магазинов такого типа, здесь продаются практически одни только готовые композиции, при чем, очень небанально, стильно оформленные. В каждой — много зелени, листья вечнозеленых кустарников, целые веточки (сухие и свежие), колосья и прочие детали, продуманные до мелочей. Отдельные композиции продаются в корзинках, боксах и крохотных вазонах. Почти полноценный презент. Добавьте сюда коробку хорошего шоколада — и вперед в гости или на свидание.

ЦЕРКОВЬ SAINT-MACLOU (и пироженки)

Но про церковь болтать не буду — здесь как раз тот случай, когда десятки «лиц» сливаются в одно, да простят меня историки и архитекторы. Лучше расскажу вам про маленькую кондитерскую на площади перед входом в Сан-Маклу, слева. Муж печет, жена продает. Philippe Bertin — вы узнаете его по витрине, от которой невозможно оторвать глаз. Это одно из мест, где коммерческая сторона вопроса не вытесняет душевный подход. Когда производство какой угодно еды не масштабное, от него почти пахнет любовью. Как от моего кофейного Saint-Honore *_* Клеман взял яблочный тарт, который не дожил до фотографии, но девочки — там все, как я люблю, минимум теста и максимум фруктов. Keep in mind.

PLACE DU LIEUTENANT AUBERT

А здесь ничего примечательного, просто мне очень понравилась эта крохотная площадь. Но уверена — если приехать сюда в январе, шарм рассеется, как все эти листья и лепестки роз…)

JARDIN DES PLANTES

Мы попали в аккурат на безумие хризантем — 15 тысяч кустов разных видов были высажены, выставлены, помещены в фонтаны и расставлены везде, где только можно было. Для меня это запах осени и детства в Херсоне. Не хотелось оттуда уходить)

В тот день в парке было очень людно. Помимо фотографов, которые выстроились со своими штативами на лестнице при входе в теплицу (на фото ниже), по аллеям гуляли люди с особыми потребностями, прямо очень-очень много их было. Насколько я поняла, их привезли на прогулку из какого-то конкретного учреждения, потому что вместе с ними были сопровождающие. У меня сердце разрывается, когда вижу, насколько это нормально. Недавно прочитала где-то историю о том, как в итальянском ресторане кого-то обслуживал угрюмый официант, и только потом посетители поняли, что большинство персонала в заведении — люди с синдромом Дауна.

Это кажется почти что сюжетом какого-то фантастического фильма о параллельной вселенной. Где-то там, «в сказочной Европе», люди, от которых в Украине всячески отгораживаются, интегрированы в совершенно обычную жизнь.

Во дворе десятиэтажного дома, где я жила, в соседнем подъезде была семья с ребенок с синдромом Дауна. Мальчик в бежевой курточке и серых брюках, опрятный, всегда улыбчивый — вы знаете, насколько светлые, безобидные и доброжелательные эти люди. Но гораздо сильнее мне врезалось в память лицо его мамы — опущенные уголки рта, сильные мешки под глазами. Неприветливая. Вечно одергивала сына, а иногда и подзатыльники давала.

Вот вам и две реальности в одном временном континиуме.

Когда я была маленькой, где-то в первом-втором классе у нас почему-то не было учительницы по физкультуре. То ли она уволилась, и очень долго не могли найти ей замену, то ли они болела, и на нас все никак не хватало преподавателя. Ну короче. Вместо физ-ры моя первая учительница водила нас в ближайший парк. Достаточно было перейти дорогу — и вот мы уже носимся между деревьев. Лучшие мои воспоминания об учебе))

До сих пор не понимаю, почему нельзя было в старших классах, в лицее и в университете заниматься с нами литературой и историей под открытым небом? Этот панический страх потерять над детьми контроль, дать им чуточку больше свободы мысли/самовыражения и передвижения, наконец, — вот откуда растут ноги у всех этих «учитель всегда прав», «звонок не для вас, а для учителя», «а голову ты не забыл» и т.д.

NOTRE DAME DE ROUEN

Собор Руанской Богоматери сражает наповал размерами. Я обошла вокруг и даже не сразу поняла, что это все ОДНО строение. Он весь какой-то многоуровневый, многослойный, ступенчатый, разнокалиберный. Очень впечатляющий. Но опять же, его я запомню разве что благодаря своему удивлению, сколько там входов, каких-то двориков… И еще — как мы сидели на площади перед ним, а рядом играл мальчик на гитаре. И как падали листья. И как светило солнце. Убеждаюсь, что лучшие воспоминания — это не места и не люди, а наши ощущения.

РЫНОЧНАЯ ПЛОЩАДЬ (та самая, где сожгли Жанну Д’Арк)

Если вы любите рынки и почитаете их не меньше всяких там исторических памятников и важных городских достопримечательностей, тогда вам с самого утра нужно идти на рыночную площадь (или на площадь Сан-Мар, там тоже красиво продавали красивую еду). Мы с Клеманом, в принципе, уже насмотрелись на рынки (я — за эти три года, он — за всю жизнь в принципе), так что нас ими уже не удивить. Но чем примечательна рыночная площадь в Руане, так это тем, что именно здесь сожгли Жанну д’Арк.

Кровожадность человечества и наша исконная жажда к зрелищу (любого формата) очень пугает. Наверное, поэтому мы все никак не нарубимся в этих войнах, вполне реальных и кровавых. В 21 веке люди до сих пор режут друг друга за территории и из-за религии. И все это – в эру, когда война, если и должна существовать, то исключительно в информационном, технологическом или каком-либо еще формате, кроме оригинального — кровавого…

RUE EAU DE ROBEC

Одна из милейших улиц, которые принято называть «улочками»)) Фахверковые домики, микроскопической ширины проходы между ними, очаровательные закоулки, накренившиеся крыши, цветные фасады… Что еще нужно для красивой фотографии в инстаграм? Ой, то есть для приятной прогулки.

Вечно меня преследует ощущение, что такие картинно симпатичные городские пейзажи как будто взяты из какого-то фильма — декорации, ни дать, ни взять)) И я думаю — нет, ну как тут люди-то живут, среди всей этой кукольной красоты? А потом кто-то меня спрашивает — нет, ну как ты в Париже-то живешь, среди всей этой красоты, тут же по улицам спокойно ходить невозможно! И я думаю — возможно. А стало быть, и в Руане — тоже))

И… ВСЕ ОСТАЛЬНОЕ

Как говорила Керри Бредшоу, одно из преимуществ жизни в Нью-Йорке заключается в том, что из него можно уехать. После трех лет жизни в Париже из него тоже начинает хотеться уехать. Вырвать себя из этого города на один выходной день. С утра плюхнуться в сонный поезд и с удовольствием выйти из него на каком-то новом вокзале. А вечером плюхнуться в сонный автобус и с удовольствием закатиться обратно в Париж. Потому что всегда очень хорошо понимать, что ты едешь — об-рат-но в Па-риж…)

Фото: spirit-of-paris.me

Читайте также: