interview

Фотограф Алина Колот: «Мне стыдно смотреть на тех, у кого «инстаграм головного мозга»

Когда я листаю ленту Instagram, во мне периодически просыпается привычка угадывать, какой он — настоящий человек за вот этими фотографиями. Точно так же, как я с детства люблю угадывать профессии и характеры людей в общественном транспорте. Человека можно разгадать по почерку, чертам лица, жестам. А в школе, например, нам говорили, что «тетрадь — это лицо ученика». Теперь наши виртуальные «лица» — это профили в социальных сетях. И если в Facebook они часто искривлены гримасами ругани, споров и напускной интеллектуальности, то в Instagram больше улыбок. Гораздо больше улыбок.

И вот я в очередной раз листаю свою ленту, из которой как-то раз одним махом удалила штук пятнадцать парижских профилей — красивых, но одинаковых и безликих до тошноты. И оставила всего несколько — таких, которые можно узнать по почерку…) Среди них — профиль Алины Колот. То, как она видит Париж и как передает это через свои фотографии, очень резонирует с моим ощущением города. На ее кадрах он, как и в моей голове, похож на женщину с непростым характером, уверенную в своей красоте — при любой погоде, в любом настроении, даже когда не выспалась, или голова болит.

Алина — талантливый фотограф. В Париж ее привело желание научиться снимать профессионально. Для этого она закончила местную школу, о чем вы прочитаете дальше. Наша встреча состоялась в конце марта, это важная сноска, потому что в некоторых местах контекст — из прошлого 🙂 В тот день шел дождь, и мои белые кроссовки покрылись мелкими капельками мокрой пыли, пока я шла пешком с левого берега на правый.  Шла и думала: «Впервые в жизни я узнаю, совпадает ли с реальностью мое представление о том, какой же он — настоящий человек, которого я пытаюсь разгадать по чертам лица».

Уже через 15 минут мы с Алиной сидели в маленькой кофейне на rue du Pont Louis-Philippe и говорили -говорили-говорили…

Алина, мне изначально интересна твоя история об учебе в Париже. Потому что, как правило, сюда приезжают за полноценным дипломом, чтобы потом остаться здесь работать и жить. Но это немного не твоя история – ты приехала в Париж учиться фотографии, уже имея законченное высшее образование.

Да. Вообще изначально я хотела быть архитектором, но не сложилось. Так что я закончила КИСИ в Киеве на факультете промышленного и гражданского строительства. В принципе, мне нравилось. Я вообще люблю математику и физику, просто в какой-то момент мне стало скучно. И в начале пятого курса я поняла, что жизнь одна, и я не готова сидеть в офисе, работая по специальности. В то время я параллельно я фотографировала, но только для себя. Не думала, что из этого выйдет что-то большее. А потом задумалась, что единственное, что я могла делать несколько ночей подряд, при этом вообще не спать, не есть, – это редактировать фотографии. Соответственно, продуктивнее всего я могла бы работать фотографом. И заканчивала я учебу с мыслями о том, что принесу свой красный диплом родителям и скажу: «Ну все, я поехала учиться фотографии».

Предыстория понятна – теперь рассказывай про школу, в которой ты училась в Париже.

Я хотела найти годовую программу для фотографов на английском языке, чтобы это был обязательно «мастер». В итоге между Миланом, Мадридом и Парижем выбрала последний – посчитала его самым удачным для фотографии.

Школа, где я училась, называется SPEOS. Меня часто просят посоветовать курс, но я не считаю, что могу порекомендовать программу, которую заканчивала. Мне кажется, им даже ее название поменять нужно, потому что это никакой не «мастер». Не то чтобы я была разочарована, но все было слабее, чем я ожидала. Боялась, что не поступлю, и очень зря. Первые полгода у меня было ощущение ожидания – когда же учеба начнется, собственно? Что мы тут сейчас делаем? У нас была девочка в группе, которая купила зеркальную камеру аж чуть ли не спустя месяц с момента поступления. И вот из таких людей за год они сделали тех, кто снимает на хороший средний уровень. То есть, если ты ноль – то хорошо. А если нет, то на тебя это и не повлияет.

Я не первый раз слышу подобный отзыв – что французы в обучении «кто в лес, кто по дрова». Все медленно, в одну группу набирают людей с разным уровнем. Думаешь, это такая национальная особенность?

Наверное. Я хожу на языковые курсы сейчас – преподаватель прекрасный, но все настолько медленно – как и на моих курсах фото. Я в принципе считаю, что больше трех месяцев фотографии учиться не стоит. В дальнейшем нужно ходить на мастер-классы, быть избирательным – что именно тебе нужно. А в целом – саморазвитие поможет. Те же курсы Photoshop. Я, например, знаю конкретно свои слабые места, что мне нужно усовершенствовать. И работаю над этим.

Есть такая распространенная шутка, очень много мемов на эту тему в сети: на полу лежит человек, ему плохо, вокруг него толпа людей, кто-то просит позвать врача, но все присутствующие оказываются фотографами. Часто бывает, что человек покупает себе фотоаппарат и автоматически считает, что он уже фотограф…

Да, есть такое. Я даже когда училась здесь, пока не закончила курс, не называла себя фотографом. Сейчас, только если клиенты меня спрашивают, училась ли я где-то или все сама, я говорю, что у меня профессиональное образование.

В Париже ты уже почти два года, а язык начала учить совсем недавно?

В ноябре-октябре начала.

Наверняка не раз слышала вопрос по этому поводу – мол, как же так ты живешь в Париже и не говоришь по-французски?

Да-да. Но у меня максимум два раза была ситуация с языком, когда я даже не то чтобы не смогла объясниться по-английски, а была какая-то проблема. Один раз – то, о чем говорят все, когда приезжают в Париж: что тут в кафе все официанты вредные и противные. Вот у меня было такое, что я говорила по-английски, а официант смотрел на меня свысока. А в целом, не знаю – мне везло, видимо.

Как думаешь, это зависит от отношения человека к жизни в целом?

Может быть. Попадаются человеку мерзкие официанты или нет, а если попадаются – то насколько они ему запоминаются вообще. Ну я, опять же, не чувствую никакого дискомфорта из-за того, что говорю здесь по-английски. В своей булочной возле дома говорю на французском и не боюсь делать ошибки. Даже если меня не понимают, я десять раз с улыбкой повторить могу.

Ты снимаешь квартиру в одном из самых крутых по атмосфере районов Парижа – Маре. Как тебе там?

Постоянно жить в Маре – это снос головы, конечно. Здесь шумно, и моя улица особенно оживленная. Я сняла квартиру на полгода, чтобы просто почувствовать, как это – жить в Маре. Вот в конце мая аренда как раз заканчивается. Плюс – я не хочу проводить лето в Париже. Хочу поездить по разным местам – в Москву хочу, в Крым (прим. — Алина родом из Симферополя), в Киев. У меня много планов, так что пока я ищу хранилище для своих вещей, чтобы оставить их где-то на летний период.

А где бы ты хотела жить? Есть у тебя такое ощущение, что ты будешь жить за границей?

Я очень люблю Крым, обожаю природу. И думаю, что старость я бы вполне провела там. А пока молодая, хочу пожить в разных городах. Очень хочу в Барселону, это прямо мой город, чувствую себя там как дома.

Ты часто слышишь от друзей, которые остались дома, что мол, как это ты не будешь делать вид на жительство в Париже? Давай срочно, «рвать когти» и так далее.

Слышу, и это очень странно, потому что у меня никогда не было цели остаться в Париже. И вот продление визы на носу – а не продлят, так не продлят, ну и что? Совершенно нет у меня такого желания обязательно здесь остаться.

Как ты думаешь, почему люди так зациклены на желании обязательно зацепиться за границей?

У меня нет таких примеров среди знакомых. В принципе, все взрослые люди понимают, что не в этом счастье. Есть девочки, у которых здесь муж или парень, но это понятно. А в целом не могу понять таких людей.

Давай теперь о твоей работе. Ты закончила программу, получила диплом, сейчас фотография – это твой основной заработок. Как люди находят тебя?

Через Instagram – он мне очень помогает. Наверное, процентов 70-80 заказов приходит через него. Не факт, что люди приходят напрямую через мой профиль, но косвенно могут обо мне узнавать через других пользователей. Кто-то на меня подписан и рассказывает обо мне друзьям. Или вот street style я снимала для Buro24/7 – так тоже находятся клиенты. Недавно я снимала для Bourjois (Ближний Восток). И они нашли меня по рекомендации кого-то, кто видел мои фотографии street style. Зашли на мой сайт, им понравилось. В итоге была прекрасная съемка, большой заказ, самый крупный – восемь часов работы.

А ты можешь теоретически представить себе планету без смартфонов? Раньше люди жили с телефонами-автоматами, и как-то было нормально.

Я зависима от связи с близкими, тем более, когда я далеко от них. Созваниваюсь каждый день с мамой, с подругой, с парнем. Не могу представить, как остаться без телефона. Я бы не могла себе позволить иметь отношения, уехав учиться на год. Тут вопрос бы стоял так – либо я уезжаю, либо мы расходимся.

А если сейчас не будет социальных сетей – насколько ты и твоя жизнь завязаны на них?

Не так уж сильно. Самые близкие у меня вообще никак не связаны с Instagram. Я к нему никогда серьезно не относилась, никогда не продвигала его, тем более. А ведь люди это делают – программы какие-то устанавливают, покупают подписчиков. Мне, например, постоянно приходят сообщения о взаимных рекомендациях – «расскажи обо мне, я расскажу о тебе». Причем, я еще могу понять, когда это какой-то магазин, для чего им это нужно, а когда просто школьницы пишут о взаимном промо, это странно, как минимум.

Меня постоянно спрашивают – КАК так у меня столько подписчиков в Instagram? В школе фотографии, когда увидели число моих фолловеров, первое, что спросили – «как покупала?» Когда я приехала в Париж, у меня было тысяч двадцать. Потом через полгода стало сорок, потом мой Instagram попал в рекомендованные профили, и число подписчиков выросло еще больше. На активности моей это особо не отразилось – я не зациклена на этом. Но я не знаю, почему все так уверены, что если у кого-то много фолловеров, то он что-то покупает или постоянно промоутит себя. Я ничего такого не делала.

Верю, у тебя такие красивые кадры, в них нельзя не влюбиться добровольно.

Спасибо. Но понимаешь, в чем суть – у многих людей классные фотки, но очень мало подписчиков. Вот, к примеру, есть девочка фотограф, которая рассказала о моем профиле, и на меня подписалось 500 человек от нее. Сейчас у меня прирост 100-200 человек за два дня, бывает больше. Не знаю, как это происходит. Вот у меня была фотография пикника с ягодами в Нормандии – она набрала больше 10 тысяч лайков, и там комментарии на непонятных мне языках. Куда-то же она попала, эта фотка, кто-то ее опубликовал, но мне не приходило никаких уведомлений или меток от мега-сообществ.

Вот ты говоришь о школьницах, которые пишут тебе. Меня лично пугает это дикое стремление к тщеславию. Ничего не делать, ничего не создавать – просто иметь условный миллион подписчиков. А за картинкой – ноль без палочки. Эта жажда легкой и быстрой популярности – откуда она берется?

Это все от глупости. Мне стыдно смотреть на вот этих девочек, у которых «инстаграм головного мозга». Моя 8-летняя сестра смотрит на youtube каких-то видеоблоггеров, какие-то игры. Но все это – в присутствии мамы. Потому что запрещать – не вариант, но дозировать и контролировать – да. Я чувствую себя старой, потому что не смотрю ничего подобного. Только если мне нужно найти что-то конкретное, а так, чтобы я за определенным человеком следила – не могу понять этого в принципе. Наверное, в этом и есть разница поколений.

Тебе 24 года, мне 28. Но мне кажется, что дети, которые сегодня тотально живут в гаджетах – это уже полный финиш. Причем, наши родители, глядя на наше поколение, тоже думали – это полный финиш. Их родители – так же. Как ты думаешь – это просто закон нового времени? Как эта известная фотография из 50х, где в вагоне поезда все сидят, уткнувшись в газеты, и ниже часто идет подпись «Да, все эти технологии делают нас такими антисоциальными». Что это, на твой взгляд – неспособность человека ощутить себя и свое поколение здесь и сейчас? Или мы все-таки деградируем в какой-то степени?

Нет, я не думаю, что мы деградируем. Та же моя сестра, например, обожает читать и читает взахлеб, прячась от мамы под одеялом, когда уже надо спать. Ничего не поменялось со времен нашего детства. И это прекрасно.

Ты чувствуешь иногда зависть в свой адрес из-за переезда? Из серии «хорошо устроилась»?

В принципе, нет. Может, я просто в розовых очках, или у меня действительно нет завистников. Хотя, иногда может оказаться, что я просто о них не знаю. Однажды я увидела про себя пару строчек в каком-то сообществе фотографов, это было еще в начале переезда. Из разряда «что она вообще о себе думает?» Да я ничего о себе не думаю, я ни на что не претендую и ни у кого хлеб не забираю.

Как много съемок у тебя сейчас? Насколько плотный график?

В сезон цветения, когда везде слышна русская речь, и везде толпы туристов, в среднем где-то две съемки в неделю. В этом году хочу еще попробовать поснимать свадьбы, но пока не определилась. Я определилась, что я фотограф, а КАКОЙ фотограф – это следующий этап. Мне нравится fashion, мне нравятся портреты, модельные тесты, и свадьбы нравятся, которые я снимала сто лет назад. В общем, надо решить с этим. Хотя, в школе нас учили, что специализация должна быть в твоей голове, как только ты камеру взял в руки.

Это такая чисто французская фишка, как ты думаешь? Выбирать профиль сразу и на всю жизнь. Потому что здесь нельзя разбрасываться дипломами, как у нас. На кого учился – этим до конца дней своих и занимаешься.

Я пока чувствую, то французы еще большие раздолбаи, чем мы. Но то, что они часто не поступают в университет сразу после школы, а еще год гуляют, вот это мне нравится. Например, почему у меня с архитектурным не получилось? Там классическая история – если вы к нам на подготовительные курсы не ходили, то и не поступите. А я жила в Крыму, и каждые выходные ездить в Киев на эти курсы было не совсем реально. Вместо этого, я ходила год на индивидуальные занятия к художнице, которая мня готовила. И я точно знаю, что нормально сдала экзамены. Но меня не взяли – из тысячи баллов мне не хватило одного, чтобы меня допустили к конкурсу. А если бы допустили, я бы даже на бюджет прошла. И из-за вот этого давления стереотипов, из-за какого-то комплекса отличницы – как это я, такая умница, не поступила в университет – я решила, а пойду-ка я сразу на проектировщика! Это было единственное место, куда я еще подала документы, кроме архитектурного. Если бы я этого не сделала, то посвятила бы год этим подготовительным курсам и поступила бы, куда хотела. Не знаю, как бы тогда сложилась моя жизнь – стала бы я архитектором, или нет. Но сам факт…

И как комплекс отличницы – прошел?

Прошел еще на первом курсе. Как рукой сняло.

А в работе ты перфекционист?

Вообще да, но зависит от проекта: если это мой личный проект, то да, я перфекционист. А если я вижу, что отношение у заказчика такое, что ему в принципе все равно, то не вижу смысла рвать тельняшку на груди.

Насколько работа фотографа утомительная? Я так понимаю, ты человек достаточно закрытый, устаешь от людей, наверное?

Да, вообще есть такое. Но конкретно в работе я нормально себя чувствую – у меня не было съемок, где было бы слишком много людей и слишком шумно. Наверное, если бы я снимала настоящий фешн, где куча стилистов и визажистов, тогда да, было бы утомительно. А вообще идеальная съемка для меня это: девочка без макияжа, с чистой головой (пожалуйста, это важно – это не зафотошопить), с естественным светом, можно в моей квартире. И все.

Я помню, ты публиковала очень красивые фотографии: на одной – девушка в нежном платье как раз на твоем балконе, а на другой – уже две модели в этих тюлевых платьях в Этрета…

Да, это мой собственный проект. Ну как проект – творческая съемка для души. Все это для меня было чем-то из области фантастики: найти платья, которые мне бы понравились, чтобы мне потом привезли их из России в Париж, найти двух моделей, ассистентку, снять жилье, привезти всех и все это с пересадками на поезде и автобусе в Этрета; и чтобы все прошло хорошо, и никто не ныл, что на улице плюс четыре. И все действительно прошло идеально, я была счастлива. Сейчас уже почти закончила ретушировать эти фотографии.

Давай немного про Париж. Какие любимые места в городе у тебя?

Мой балкон. Мы однажды с подругой шли мимо Эйфелевой башни, был такой прекрасный закат, я стою и говорю: «Боже, как у меня дома сейчас, наверное, красиво!»)) И это перед Эйфелевой башней. Все ясно с тобой, Алина.

А если серьезно, любимый парк – возле Hotel de Ville. Острова Сите и Сан-Луи люблю. В принципе, нет какого-то конкретного места. Мы с подругой часто гуляем по правому и левому берегу между Маре и Латинским кварталом.

Город вдохновляет тебя? Есть ощущение, что в Париже особый дух?

Да. Когда я только приехала сюда, много ходила пешком, просто смотрела по сторонам, в Лувр ходила много раз – вечером, за час до закрытия, просто выбирала один зал, даже на мастеров не обращала внимания, просто смотрела картины. И однажды был такой момент: уже были сумерки, я выходила из арки внутреннего двора Лувра, на сторону Сены, кто-то в этой арке играл на музыкальном инструменте, в этот момент загорелись фонари, и вдруг мимо меня проехала девушка на велосипеде и в берете. Аж мурашки пробежали.

Вот скажи – это город больших клише. Те же береты, велосипедисты…Ну почему-то они все такие классные, милые.

А тельняшки? Они же потрясающие!

Город состоит из таких кусочков банальностей.

А я люблю банальности.

Нравишься ты мне, Алина)) Скажи, а как тебе французы в общении? Есть какие-то отличия, которые лежат на поверхности?

Мои друзья здесь все русскоязычные. И плюс в моей школе была интернациональная группа. С другой стороны – моя подруга Аня, например. Она француженка, но русского происхождения. И даже глядя на нее, я вижу отличия в менталитете, потому что она была воспитана здесь. Отношение к жизни более легкое, нет давления, если не работаешь «на работе». Как моя бабушка, например, иногда спрашивает:

— Алина, кем ты работаешь?
— Фотографом.
— А в каком журнале?
— Ни в каком, я сама на себя работаю.
— А как это?

Вот какие-то такие вещи. То же самое с образованием – ты закончил школу, но пока не знаешь, чем хочешь заниматься всю жизнь, тебе нужно время. Я считаю, что это здорово, особенно если родители помогают тебе, ведь куда еще родителям вкладывать, если не в своих детей? И мои родители помогли мне с поездкой в Париж, я не рассказываю всем, что я такая молодец, все сама. И надеюсь, что своим детям я тоже буду в состоянии помочь.

А есть у тебя какая-то большая цель, к которой ты идешь? Например – снять обложку для VOGUE?

Я мечтаю, конечно, об обложке итальянского VOGUE. Обожаю их стиль и отдельно Стивена Мейзела, которого они очень любят. Но это что-то более приземленное, чем мечта. А в плане профессиональном я мечтаю сделать фотографию, которой буду довольна на сто процентов.

И как успехи пока? На 99% довольна каким-нибудь кадром?

Пока на 60-70%. Это максимум. Даже не знаю, случится ли 100% когда-нибудь. Я могу быть довольна собой максимум пару минут, а потом уже вижу – вот тут плохо, вот здесь недоработала. Но при этом я не то чтобы себя принижаю или грызу постоянно – я просто знаю свой уровень, знаю, чего я достойна. И мой главный конкурент – это я сама.

Что тебе нужно для внутренней гармонии? Какие колбочки должны быть наполнены?

Самое главное – это семья. Хотя, сейчас странно от меня это слышать, я немножко карьеристкой стала. Надеюсь, это не то чтобы пройдет, но если все будет получаться в работе, то и с семьей, надеюсь, тоже получится. Не хочу остаться старой девой с обложкой VOGUE и без никого вокруг. Для моих родителей семья – самое главное, так и меня воспитывали. А все остальное приложится.

Французы довольно поздно заводят семью и довольно легко относятся к официальному оформлению отношений, например. Для них это вообще не must. Что ты думаешь о росписи и свадьбе?

Для меня лично важен человек. Я не против замужества, и если есть необходимость, то да. И свадьбу я если бы и хотела, то только ради фотосессии. При этом, никакого банкета, а просто я, жених, Нормандия и фотограф. Вот как я вижу идеальную свадьбу.

Ты снимаешь love stories в Париже с парами. Какие самые популярные локации? Или что сами люди просят?

Естественно, начинаем мы у Эйфелевой башни всегда. Потом мост Бир-Акем, оттуда мы едем к Нотр-Дам, дальше Лувр и, может быть, еще сад Пале-Рояль. Я ничего не имею против такого маршрута, потому что понимаю – люди, которые приехали в Париж впервые, хотят запечатлеть самые известные, знаковые локации.

А как это вообще происходит – они сами заказывают места? Или ты предлагаешь?

Сначала я спрашиваю – что бы вы хотели? Если люди уже третий-четвертый раз в Париже или живут здесь, то говорят – нам Башня не нужна, просто хотим прогулку по улочкам Парижа. Это прекрасно. Таких случаев пока мало, но были. А если люди сразу хотят Эйфелеву башню, и если они приехали в Париж на пару дней всего, значит, им нужны узнаваемые, известные места. Но даже когда мы снимаем у Башни, то я стараюсь разворачивать людей от нее, ловлю ракурсы, где виден только ее кусочек, например. Постановочные кадры, где ее видно в полный рост, я тоже делаю – не вижу в этом ничего такого. В конце концов, если бы я приехала как турист, мне бы, наверное, себе тоже хотелось такие фотографии, что в этом плохого?

А твой личный топ парижских фотогеничных мест? Чисто весенних, например.

Возле Эйфелевой башни в апреле распускается божественное розовое дерево, вот под ним. На Бир-Акем мне тоже нравится, на самом деле, но там хотелось бы какую-то боле стилизованную съемку сделать. Возле Нотр-Дам люблю цветущие сакуры. Потом маленький скверик Square Gabriel Pierné – там три сакуры в ряд. Парк Со очень люблю, где роща из сакур. Вообще я могу провести тур, где цветут деревья в Париже)) И улочки Маре люблю. А многие съемки, особенно тестовые, я начинаю делать дома. Просто спускаюсь во двор – там уже прекрасно: куча вазонов, дверь малиновая, рядом с ней камелия цветет. Вот зачем мне еще куда-то идти?

Какие у тебя появились привычки после переезда, которые ты переняла у французов?

Cортировать мусор. Вино я здесь полюбила. Раньше к алкоголю была равнодушна, а здесь полюбила розовое. Хлеб и выпечка, но это и раньше было моей слабостью. Привыкла целоваться при встрече. Раньше это раздражало, и я даже в школе в Крыму с подружками никогда в щеку не целовалась при встрече. А здесь это могут воспринять как грубость, французы именно. Так что сейчас не обращаю на это внимания даже. Единственное, что не нравится, это при первой встрече целоваться с незнакомым человеком. Тем более, если это мужчина.

А еще я всегда любила темную одежду, но сейчас… Прошлой весной обновила гардероб – черные кроссовки, черные джинсы, черное пальто, черный рюкзак. К весне готова!)) Это связано с тем, что в Париже слишком много магазинов. Раньше я любила шоппинг и как-то сразу понимала – моя вещь или не моя, брать ее или не брать. А сейчас ненавижу покупки – слишком большой выбор, поэтому легче взять что-то черное и не мучиться. Уже так привыкла, что даже белые кроссовки не могу носить – они чересчур яркие для меня. (Глядя на мои белые кроссовки под столом) Вот как ты их носишь?))

***

За час нашей беседы закончился дождь, а наша верхняя одежда и волосы пропахли кофе и открытой кухней, на которой все это время что-то готовили… На улице было темно и светло одновременно — солнце резало ослепительными лучами черное небо, как будто в огромном темном зале внезапно включили одну электрическую лампочку. «Как красиво, наверное, сейчас на моем балконе,» — подумала я, пожала Алине руку и побежала обратно домой с правого берега на левый.

Фото: alinakolot.com, Instagram Алины@alinakolot

Читайте также: